11 августа 2020
ИВАНОВСКАЯ ОБЛАСТЬ ...

Телефон: +7 (4932) 41-94-81

Email: ivgazeta@bk.ru
Реклама: igreklama@bk.ru
Подписка: igpodpiska@bk.ru

Общество 11 июля 2017, 14:57 1815

Не ржавеют ни пули, ни память…

Через несколько минут раздадутся звуки российского гимна и гром воинского салюта.
Через несколько минут раздадутся звуки российского гимна и гром воинского салюта.
Белорусский город Лепель с Ивановской областью связывают кровные узы. «Кровные» – точное слово. Семь с лишним десятилетий назад в окрестностях Лепеля пролили свою кровь наши земляки. Вместе с белорусскими партизанами они сражались за Родину. В те годы она была единой.

Партизанская война страшила фашистов больше фронта

Один из районных центров Витебской области, 17 тысяч населения… Однако в годы Великой Отечественной войны одно только упоминание о Лепеле заставляло боязливо ежиться фашистских солдат и офицеров. Впрочем, практически вся территория республики, особенно многокилометровые лесные и заболоченные пространства, представляла собой «внутренний» фронт.

Партизанская война была для захватчиков не менее, а иногда и более страшной, чем сражения на фронтах «внешних». Партизанское движение не случайно принято называть всенародным: зверства, которые творили нацисты в Белоруссии, заставили мирных людей стать воинами. Очаги сопротивления, которые с расчетом на будущее оставляли отступающие советские войска, разгорались здесь особенно быстро. Но партизанским отрядам требовалась помощь. Помимо снабжения оружием и боеприпасами, участия в диверсиях она заключалась в налаживании связей между отрядами. С учетом этого буквально с первых недель вой ны советское командование начало комплектовать отряды, предназначенные для десантирования во вражеский тыл. Они состояли исключительно из добровольцев. Люди отбирались по-настоящему крепкие – и физически, и духовно.

К сведению
За 1941 год были подготовлены и направлены в Белоруссию отряды, организаторские и диверсионные группы, насчитывавшие свыше 7200 человек.

Один из таких отрядов начал формироваться в конце лета 1941-го в районе подмосковной станции Сходня. «18 августа в 14 часов я получил приказ: приступить к подбору людей для отряда добровольцев и готовиться к отправке в тыл противника… В лагере было несколько сот добровольцев: люди Москвы, Московской, Ивановской, Ярославской областей, – преимущественно молодежь, учащиеся различных институтов, освобожденные от призыва в армию». Так об этом сказано в документальной книге командира отряда, военного инженера Григория Линькова «Война в тылу врага», вышедшей спустя многие годы после описываемых событий. Эта книга, по сути, легла в основу истории, о которой сейчас пойдет речь. Благодаря Бате (таким был боевой псевдоним командира) несколько наших соотечественников узнали о том, что их числившиеся без вести пропавшими родичи покоятся в белорусской земле. А одна из женщин смогла поклониться могиле отца…

Группу сбросили в 20 километрах от намеченной точки

Отряд под командованием Линькова был десантирован на территорию Белоруссии с нескольких самолетов. Район Лепеля хорошо подходил для этой цели: на заболоченной, поросшей густыми лесами местности десантникам было легче укрыться от немцев и полицаев (пособников фашистов среди местного населения было значительно меньше, чем, скажем, на Западной Украине). «Для приземления и сборного пункта было выбрано болото в районе озера Домжарицкое, в пойме реки Березины, примерно в восемнадцати километрах юго-западнее города Лепеля. Это место изобиловало маленькими сухими островками, на которых заведомо не было гитлеровцев», – читаем об этом в книге «Война в тылу врага».

Нина Солодова: «У меня такое чувство, что я нашла папу»


Нина Солодова, по словам Виктора Дирко, «всю жизнь прожила со своей болью, не зная, где последний приют ее отца». В Лепель ее привезли родственники из Иванова. Нине Алексеевне о том, что у нее нашелся отец, сообщил по телефону из Минска Анатолий Петрович. Выступая на церемонии перезахоронения, Нина Алексеевна не могла сдержать рыданий. «У меня такое чувство, что я действительно нашла папу! – говорила она. – Словно он все эти годы жил с нами и вот теперь, состарившись, умер. И я теперь знаю, куда прийти, чтобы ему поклониться». От имени всех, кто приехал в этот день в Белоруссию, она, приложив руку к сердцу, благодарила организаторов акции.

К сожалению, что-то пошло не так. Из-за сложных погодных условий летчики потеряли ориентировку и, в частности, одна из групп приземлилась приблизительно в 20 километрах в стороне от намеченной точки. В составе той группы были добровольцы из Ивановской области (в границах, которые были приняты к тому времени). Вот как отзывается о них Григорий Линьков: «Помню, с какой нежностью рассказывал мне Коля Захаров, футболист сборной команды из Иванова, о своей матери… Коммунист Добрынин, студент медицинского института, двадцати двух лет, выделялся на занятиях своей исключительной сосредоточенностью. По-ребячески застенчивый и добродушный, как большинство русских людей, обладающих большой физической силой, смелый и решительный, он отличался безукоризненной дисциплинированностью… Ему под стать был Фёдор Волков, человек крепкого телосложения – сгусток мускулов и воли, такой же скромный, на первый взгляд даже незаметный. В свои двадцать пять лет он работал секретарем партийной организации большого предприятия и был членом пленума районного комитета партии»…

Только что приземлившиеся десантники поняли, что ситуация развивается не по сценарию: полторы сотни бойцов разбросаны на площади большей, чем ожидалось, и не там, где было намечено планом. Известно, что один из десантников был ранен. Четверо оставшихся донесли его до деревни Амосовка неподалеку от Лепеля. Раненого товарища пытались спрятать в одной из хат, за печкой. Но… В деревне (а может быть, и вне ее) нашелся предатель. Группа попала в засаду.

Заметки на полях
• Белоруссия до сих пор не восстановила довоенную численность населения. За годы оккупации погиб каждый десятый житель республики. А в Лепельском районе – каждый третий.

• Пересекая границу с Белоруссией, мы с удивлением обнаружили, что барьер, разделяющий наши страны, фактически незаметен. Граница касается главным образом большегрузов, которые проходят здесь весовой контроль (в республике тоже действует система «Платон»). Нас остановили только представители дорожной инспекции, указали самую короткую дорогу до пункта назначения и пожелали счастливого пути.

• На автозаправке разговорились с водителем фуры с белорусскими номерами. Спросили, как в республике смотрели бы на перспективы воссоединиться с Россией. «Да хоть сейчас», – последовал спокойный ответ.

Наши земляки приняли бой – последний бой в своей жизни. По одним предположениям, они погибли в ходе перестрелки с полицаями и прибывшими в Амосовку гитлеровцами, по другим – были расстреляны. Имена четверых известны, фамилию пятого установить не удалось. Вместе с десантниками принял смерть еще один человек – возможно, помогавший им местный житель или партизан.

Поэтому 2 июля 2017 года в ходе траурной церемонии по перезахоронению останков героев в белорусскую землю были опущены шесть темно-красных гробов…

Из жителей Амосовки до наших дней дожил один человек – Борис Коваленко. В начале войны ему было 9 лет. Всё, что он мог видеть и запомнить в тот страшный день, Борис Федосович рассказал людям, благодаря усилиям и благородному энтузиазму которых души погибших, по христианским канонам, обрели покой (Виктор Дирко и Анатолий Петрович многие годы занимались исследованием боевого пути Первого партизанского отряда особого назначения, в который входило подразделение под командованием Бати-Линькова). Последний житель Амосовки не только подтвердил факт гибели пятерых десантников, но и указал место их захоронения.

Сейчас этой деревни не существует. На ее месте с конца 1980-х годов растет лес.

Пожертвовали собой ради местных крестьян

В апреле этого года в месте, которое со слов Коваленко указали Дирко и Петрович, были произведены поисковые работы. Они стали результатом обращения поисковиков в Управление по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных сил Республики Беларусь (само по себе существование подобной структуры говорит о многом!). Поиск останков вело спецподразделение Минобороны при поддержке общественников.

И вот результат: на месте, где стояла деревня Амосовка, найдены останки шести человек. Имена четверых из них вычислены из сохранившихся сведений об операции. Это Константин Говорков, Алексей Добрынин, Максим Селиверстов и Фёдор Волков. Все четверо, как уже было сказано, жители Ивановской области.

По словам Виктора Дирко, все погибшие, кроме одного, были похоронены в нижнем белье. Этот факт может говорить в пользу того, что бойцы были расстреляны (хотя педантичные немцы могли снять одежду с убитых – например, для последующего «отчета» перед командованием в успешно проведенной операции). А отчитываться было в чем. «На следующий день после случившегося на это место приехала специальная немецкая комиссия, чтобы зафиксировать: взят десант. По одному ловили, а тут сразу пятеро!» – говорит Виктор Дирко.

На одном бойце сохранилась форма десантника: «тужурка с кожаным верхом и добротная шерстяная подкладка». Возможно, это был тот самый раненый, которого товарищи пытались спрятать…

ВСПОМНИМ ВСЕХ ПОИМЕННО
На мемориальном кладбище вблизи белорусского города Лепеля отныне покоятся уроженцы Ивановской области:

Говорков Константин Фёдорович
1922 года рождения, жил в Старой Вичуге.
Добрынин Алексей Васильевич
1919 г. р. (д. Ясенево Суздальского района, входившего в состав Ивановской области).
Селиверстов Максим Иванович
1919 г. р. (д. Вышковец, Небыловский район).
Волков Фёдор Николаевич
1913 г. р. (д. Вощиха, Селивановский район). В Лепель приезжала его племянница Елена Сидякина.

В книге «Война в тылу врага» указано, что Волков до войны работал секретарем парторганизации крупного завода и у него был сын Владимир.
Подтвержден факт гибели еще одного нашего земляка, участника трагически закончившегося десантирования. Это Захаров Николай Леонидович 1922 г. р., уроженец Панина Середского (ныне Фурмановского) района. В своей книге Григорий Линьков упомянул, что Николай Захаров был членом «сборной команды Иванова» по футболу. Я стал свидетелем разговора Виктора Дирко с Оксаной Ильиной, племянницей Николая Захарова. Он погиб в ноябре 1941 года примерно в ста километрах от Лепеля (отряд Бати был разбросан на большом расстоянии). «Он, его товарищ и трое молодых бойцов получили задание выйти на связь с одним из подразделений. Переходили вброд реку Эссу и тоже нарвались на засаду. Захаров и его друг приняли бой. Два новеньких сбежали, заслышав стрельбу, один остался и был ранен… Он впоследствии и рассказал эту историю Линькову».

В 1942 году в Белоруссии героически погибла радистка отряда Быкова Анна Ивановна 1919 г. р., призванная в армию Сталинградским РВК в сентябре 1941-го. По имеющимся у поисковиков сведениям, ее мать Александра Быкова до войны проживала в Курьянове Ивановского района. Радистка была схвачена полицией в районе города Чашники и расстреляна в окружной тюрьме Лепеля. Если кому-то известны подробности, связанные с судьбами этих людей, поделиться ими можно будет через нашу газету.

Сохранились и металлические пуговицы от белья, в которое были одеты погибшие, а также убившие их немецкие автоматные пули. Рассказывая об этом, Виктор Иванович вспомнил еще одну значимую деталь: в карманах единственной обнаруженной куртки лежали запалы от гранат. Очевидец событий, Борис Коваленко, считал, что десантники не использовали их потому, что рядом были местные крестьяне: осколками посекло бы многих людей. «Из этого видно, насколько порядочные были люди», – волнуется Виктор Дирко. Бесспорно одно: наши земляки врагу не сдались! Иначе они не остались бы на месте своего последнего боя.

На прочном фундаменте дружбы

О результате своих изысканий белорусские активисты сообщили в Иваново. Власти Лепеля организовали широкомасштабную акцию по перезахоронению останков героев-десантников, приурочив ее к Дню независимости Беларуси и Дню освобождения республики от немецко-фашистских захватчиков (3 июля). В это же время на привокзальной площади Лепеля после реконструкции открылся памятник советским воинам и партизанам, погибшим в годы Великой Отечественной. Для участия в акции помимо ивановцев были приглашены представители Сербии и Болгарии.

Из Иванова в Лепель отправилась делегация, сформированная из активистов регионального отделения Российского военно-исторического общества – одного из инициаторов акции с нашей стороны. Ее возглавила депутат областной думы, зампред комитета по госстроительству и законности Ирина Виноградова. В состав делегации был включен и я, как представитель «Ивановской газеты». К сожалению, не смог поехать энтузиаст поисковой работы Лазарь Иссерзон (это он разыскал на ивановской земле родственников погибших бойцов). Визит состоялся в рамках партийного проекта «Единой России» «Историческая память».

По единодушному мнению участников поездки, принимающая сторона показала себя с самой лучшей стороны. Радушие и внимание, с которыми были встречены родственники погибших (а они приехали из разных краев – от Москвы до Донецка), отражают общий настрой жителей Белоруссии. «Мы больше чем братья, – в неофициальной беседе обмолвился председатель районного Совета депутатов Николай Мисюра, имея в виду два наших народа. – Мы – почти единое целое». А что удивляться? Узы, скрепленные кровью, самые прочные!

Символичным представляется тот факт, что в эти дни в российской столице проходил IV Форум регионов России и Белоруссии с участием глав двух государств. Назвав наши страны стратегическими партнерами и самыми близкими союзниками, президент России Владимир Путин подчеркнул, что «двусторонние отношения практически по всем направлениям» поступательно развиваются «на прочном фундаменте дружбы и добрососедства». На форуме была представлена и Ивановская область в лице губернатора Павла Конькова…

В качестве послесловия

Когда мы вместе с руководителями района возвращались с организованной для ивановской делегации поездки в Березинский биосферный заповедник, выяснилось, что Николай Мисюра помимо организаторских способностей обладает незаурядным певческим даром. Зампред райсовета проникновенно исполнял белорусские и военные песни, «Березовый сок» из репертуара «Песняров»… А потом широко улыбнулся и сказал: «А сейчас я спою такое, что всем понравится!» И в несущемся вдоль ухоженных белорусских полей автобусе раздалось знакомое: «Колеса диктуют вагонные, где скоро увидеться нам…» Припев мы грянули в один голос: «Мой адрес не дом и не улица, мой адрес Советский Союз». Только маленькую вольность допустили, все вместе. Вместо «мой адрес» мы пели – «НАШ»: «Наш адрес не дом и не улица, наш адрес – Советский Союз!»

Землякам-ивановцам – от активистов военно-исторического общества…

Фото — Андрей ГЛАДУНЮК
Газета № 54 (11.07.2017)

Поделиться

Комментарии

Комментариев пока нет

Добавить комментарий:

Имя:

Вы можете получать оповещения о новых комментариях — для этого просто зарегистрируйтесь на сайте или войдите.

Статьи по теме

Опрос

Какое прозвище памятнику Котельникову вы бы дали?

  • "Снова в школу"
    18.2%
  • "Коробейник"
    27.3%
  • "Счастливый грибник"
    40.9%
  • Бонд
    13.6%
  • Всего голосов: 44.
Голосовать Все опросы Результаты
18+

Телефон: +7 (4932) 41-94-81

Email: ivgazeta@bk.ru
Реклама: igreklama@bk.ru
Подписка: igpodpiska@bk.ru

Нажмите Ctrl+Enter,
чтобы сообщить об опечатке