Частная международная переписка длиной полвека

25 марта 2021 12:51

Сразу после полета Гагарина в космос ивановец Владимир Замерчук написал свое первое письмо заграничному сверстнику. С тех пор он отправил тысячи посланий в десяток стран. Ездил в гости к своим друзьям по переписке. А с одной жительницей Чехии поддерживает связь до сих пор

В адресе на конверте ни улицы, ни дома

Толчком к переписке для Владимира Замерчука стало другое увлечение – филателия. "Марки я стал собирать в начальных классах, а в старших вступил во Всесоюзное общество филателистов, – вспоминает Владимир Иванович. – Большой редкостью тогда были иностранные знаки почтовой оплаты. Конверты с ними папа иногда приносил с работы. Мы отклеивали марки с помощью пара".

Когда отец вручил сыну письмо из Болгарии, у ивановца появилась идея подружиться с зарубежными сверстниками, чтобы попросить их присылать марки. "Это случилось в год полета Юрия Гагарина в космос. Тогда к Советскому Союзу в мире было повышенное внимание. Это придавало мне уверенности в том, что из моей затеи может что-нибудь получиться".

Но Владимир столкнулся с проблемой: у ивановского школьника не было ни одного знакомого за границей. Поэтому ему пришлось действовать наудачу. "Свой первый конверт я подписал очень просто: "Болгария, Пловдив, школа № 33". Не указал ни улицы, ни дома. Болгарию выбрал, так как там пишут кириллицей, и слова очень напоминают наши. Пловдив – второй город страны. Софию же я посчитал слишком большим мегаполисом, был уверен, что там им будет не до меня. А в школе № 33 я учился в Иванове, был уверен, что такая обязательно есть и в Пловдиве", – поясняет филателист. То первое письмо начиналось со слов: "Здравствуй, незнакомый друг!" Ивановец рассказывал о себе, своих увлечениях и просил прислать марки.

Владимир не очень верил в успех затеи, однако меньше чем через месяц в его почтовом ящике оказался конверт, который явно не был похож на советские. Ответил ивановскому школьнику Веселин Пенчовски. Он прислал не только марки, но и свои фотографии. Послание написал на болгарском языке, но попрощался на русском.

"Я был безумно счастлив, чуть ли не целовал этот конверт, долго хранил его под подушкой", – вспоминает Владимир Иванович. Неудивительно, что ответ в Болгарию из Иванова отправился в тот же день. Эта переписка длилась четверть века, каждый написал около 500 посланий.

Танки не разрушили детскую дружбу

Через некоторое время на адрес Замерчука в день стало приходить по три-пять писем из Болгарии. Постарался Веселин Пенчовски, который раздал контакты советского школьника своим одноклассникам и друзьям. "Один раз я достал из почтового ящика сразу восемь конвертов. Делал уроки и садился всем отвечать. Тогда отправка письма что по Союзу, что за рубеж стоила недорого – четыре копейки. Однако сил писать так много у меня не было, поэтому я предложил вступить в переписку своим одноклассникам".

Штрих. Благодаря переписке Владимир Замерчук стал одним из первых в Иванове активных путешественников по загранице. Врач скорой помощи ездил туда раз в два года. Причем в советское время в иностранные государства было принято отправляться организованными группами. Герой же нашего материала чаще путешествовал один, без всяких путевок.

 Года через два Владимир Замерчук решил расширить географию своих посланий. Наудачу он отправил письмо в Чехословакию с лаконичным адресом на конверте: "Прага, Дворец пионеров". И вновь в Иваново пришел ответ, на этот раз от девочки – Марии Моудры. "Причем живет она не в столице, а в городке с трудно произносимым названием – Йиндржихув-Градец. Школьница присылала мне открытки с его видами. Они были такие яркие и красочные, что мне было неудобно направлять в ответ ивановские аналоги, заметно уступавшие по качеству". Ребята поздравляли друг друга с Новым годом, Днем Победы и, конечно, с днями рождения.

Первым другом по переписке стал болгарин Веселин Пенчовски.

Эта переписка была самой активной – в месяц приходило по десять посланий. Иногда Мария отправляла следующее письмо, не дожидаясь ответа из СССР. Отношения прошли испытание даже 1968 годом, когда советские войска вошли в Прагу. "В тот период мы писали друг другу с той же частотой, но вот только часть писем перестала доходить до адресата. А вообще же после тех событий число посланий из разных стран заметно поубавилось. При этом о политике мы никогда не говорили", – уточняет Владимир Замерчук.

Мария Моудра – последний зарубежный адресат, с которым вот уже полвека до сих пор переписывается ивановец. 12 лет чешка присылает в Россию большие настенные календари, как правило, с видами ее городка. Не стал исключением и минувший Новый год.

В ответ на джинсы разрешили отправить носовой платок

Всего Владимир Замерчук сдружился через письма с представителями десятка стран. Часто речь шла о переписке в два-три письма. Как, например, со школьницей из китайского Уханя Цинь Цинпин (об этом факте "ИГ" писала 26 мая). Но с шестью иностранцами переписка длилась по нескольку лет.

Причем ивановец умудрялся писать не только в страны соцлагеря. Ему также отвечали из Италии и Франции. Послал Замерчук весточку и в США, но вот ответа из-за океана в Иваново так и не пришло.

Русский язык знали немногие, поэтому чаще всего ребята общались на английском, по которому у Владимира в школе всегда были пятерки. "Одна представительница ГДР сначала писала мне на русском. Но понять ее было так сложно, что я попросил перейти на английский. Кто бы мне ни писал, все относились очень дружелюбно".

Одной перепиской общение сверстников не заканчивалось. В Иваново и обратно шли посылки с самыми разными вещами. "Мне присылали жвачку, конфеты, авторучки и даже джинсы, о которых у нас тогда мало что знали. Я тоже захотел отправить что-нибудь из ивановской текстильной продукции. Однако на почте мне сказали, что разрешается посылать лишь… носовые платки и пионерский галстук. Из конфет угощал друзей, к примеру, "Мишкой на Севере".

Ну а самыми востребованными у иностранцев были фотографии советских космонавтов – их Владимира просили прислать чаще всего.

Гостям в Иванове впору было надевать болотные сапоги

  Продолжением эпистолярных отношений стало личное знакомство с некоторыми из адресатов. Первым Владимира Замерчука к себе в гости пригласил болгарин Веселин Пенчовски. Поводом стал Международный фестиваль молодежи и студентов, который проходил в Софии в 1968 году. "Отец Веселина, а он был полковником, прислал мне частное официальное приглашение приехать в гости. С ним я пошел в милицию, где мне сказали, какие документы нужны для поездки за границу".

  Выехать за пределы страны было совсем не рядовым событием для советских граждан. Однако студент первого курса Ивановского мединститута справился с задачей без особого труда – на оформление всех процедур ушел примерно месяц. "При этом у меня не было никакого блата. Позже узнал, что с моим отцом накануне поездки разговаривал сотрудник КГБ. Меня же никто "не накачивал", – говорит Владимир Иванович.

Между тем. Владимир Замерчук чуть было не женился на одной из подруг по переписке из Италии. Их заочное общение имело некий элемент романтики. Итальянка Кристина Генеси баловала ивановца очень вкусными конфетами. А однажды предложила прислать вызов, чтобы гражданин СССР приехал к ней жить. Однако статус капиталистической страны делал шансы на осуществление задуманного минимальными.

 Первый раз за границу ивановец отправился на поезде Москва – София. В столице Болгарии его встретили родители Веселина и отвезли на машине в Пловдив. В гостях наш земляк провел около месяца.

  Был он несколько раз в гостях и у чешки Марии Моудры. А потом приглашал своих друзей по переписке с ответным визитом в Иваново. "Я очень волновался за то впечатление, которое произведет на иностранцев мой родной город, – признается Замерчук. Побывав в Европе, я увидел, насколько там чисто, мощеные улицы. Тротуары в Чехии, мне казалось, мыли духами – такой шел приятный запах. (Потом я понял, что речь идет об ароматизаторах, которые сегодня добавляют во все чистящие средства.) У нас же в Глинищеве было очень грязно. Испытывал стыд, когда понимал, что модные сапоги моих гостей совсем не подходят для ивановских улиц. Впору было надевать болотные".

Не повезло Марии Моудре в Иванове. В районе 1-й больницы ее с ног до головы окатил проезжавший троллейбус, когда чешка щеголяла в белом пальто.

  …Постепенно обширная переписка Владимира Замерчука стала сходить на нет. Поток писем заметно иссяк еще задолго до развала Советского Союза. Школьники выросли, завели семьивремени на общение стало гораздо меньше. Вмешались и политические нюансы. "Если в 1970-е годы русских называли "братушками", то в 1980-е в Польше чуть ли не плевали под ноги, обвиняя в оккупации", – сетует Владимир Иванович. И лишь тоненькая ниточка бумажных посланий по-прежнему, на протяжении уже полувека связывает русский Иваново и чешский Йиндржихув-Градец. В эру соцсетей и Скайпа Владимир и Мария до сих пор шлют друг другу письма

Читайте также
Специалисты начнут сертификацию аэропорта "Иваново" 16 апреля
Пожароопасный сезон в Ивановской области начнется с 21 апреля
Аграрии в Ивановской области будут получать субсидии на растениеводство в электронном виде