21 января 2022
ИВАНОВСКАЯ ОБЛАСТЬ ...

Телефон: +7 (4932) 41-94-81

Email: ivgazeta@bk.ru
Реклама: igreklama@bk.ru
Подписка: igpodpiska@bk.ru

Дела архивные 12 ноября 2021, 09:27 3341

Как "крестьянский ходатай" с крестьянами судился

Для историков купец Прокофий Суслов (о нем и его брате "ИГ" рассказывала 14 сентября) – прежде всего отец двух выдающихся женщин: возлюбленной Фёдора Достоевского – Аполлинарии и первого в России доктора медицины – Надежды. Для краеведов он – один из многочисленных ивановских фабрикантов периода промышленной революции. А местные крестьяне доверили ему ведение переговоров об условиях выкупа из крепостной неволи по условиям реформы 1861 года. Но не всё вышло так, как задумывалось.

 Задача – получить торговые площади и земли

Доверенность на ведение всех дел Ивановского сельского общества в судебных органах и канцеляриях Прокофий Суслов получил 2 декабря 1862 года. "Крестьянский ходатай" начал дело успешно: в апреле Шуйский мировой съезд ввел в действие первый благоприятный для крестьян вариант уставной грамоты на Иваново. Но в августе 1864-­го графская канцелярия добилась второго варианта. Согласно ему, всё общественное имущество и арендованные у помещика земли оставались за владельцем села, Дмитрием Шереметевым.

Осенью 1865-­го глава крестьянских уполномоченных Кирилл Полушин заключил новый договор с Сусловым, который на сей раз взял в помощники еще и землемера Филиппова. Они получили "право ходатайства по делу о принадлежности крестьянам села Иванова торговых площадей, усадебных земель, мирских капиталов, полевого надела…"

Дело Иваново-Вознесенской городской управы по иску Прокофия Суслова к городскому обществу (1872–1880 годы).

Осип Филиппов был лицом известным: юрист, сотрудник журналов "Время" и "Эпоха", издававшихся братьями Достоевскими, автор статей о русском законодательстве. Он – родной брат писателя и публициста Михаила Филиппова. Казалось, этот тандем имел все шансы на успех.

Личная подпись "крестьянского ходатая".

Филиппов и Суслов должны были "действовать в полном согласии между собой для защиты прав собственности крестьян". Вознаграждение целиком зависело от успеха: 10 000 рублей полагались ходатаям при получении ивановцами базарной площади с лавками, 10% усадебного оброка – в случае признания за крестьянами права на бесплатное приобретение своих земель. Две трети всей полученной по итогам дела суммы доставалось Суслову, треть – Филиппову. В случае неудачи по всем перечисленным моментам ходатаи оставались ни с чем.

Но самым важным был последний пункт доверенности: если крестьянское общество без посредства ходатаев войдет в "миролюбивое соглашение" с помещиком, они имели право требовать с крестьян неустойку – 10 000 рублей.

О десяти тысячах ходатайствовал десять раз

Однако в июле 1866 года на сельском сходе ивановцы избрали целую группу уполномоченных для заключения как раз "миролюбивого соглашения" с Дмитрием Шереметевым. В нее входили наиболее богатые и влиятельные жители села. При этих условиях Суслов и Филиппов решили отказаться от ведения дела с графом и "уничтожить со своей стороны" доверенности, полученные от ивановских крестьян. Но здесь проявилась правовая безграмотность последних – они выразили единодушное желание, чтобы все прежние договоренности остались в силе…

Избранная крестьянами делегация всё же сумела добиться "миролюбивого соглашения". Оно было заключено 14 июля 1867 года. Сельским уполномоченным казалось, что им удалось решить дело с минимальными издержками. Они не учли одного – той самой неустойки, которая была положена Суслову. А через год вознесенский нотариус заявил по поручению Суслова сельскому старосте Шаваеву, что ивановцы в течение месяца должны выплатить своему ходатаю оговоренные 10 000 рублей.

С выплатой денег сельское общество, естественно, не торопилось. Ведь соглашения с Шереметевым добился в конечном итоге не Суслов, а сами крестьяне! Но юридически он был прав. 

В конце февраля 1870 года Суслов напрямую обратился к сельскому обществу: "Ходатайствуя за крестьян четыре года на свой собственный счет и не подав никому из них никакого повода упрекнуть меня в недобросовестном исполнении обязанностей, я ни одну минуту не сомневался, что целое общество изменит свое слово". Он замечал, что среди ивановцев "есть много людей, которым близко известная была моя усердная деятельность и которые ни за что на свете не согласятся ломать свою душу".

За три года после "миролюбивого соглашения" Суслов более десяти раз обращался к ивановцам с просьбой об исполнении их денежных обязательств, но "никакого удовлетворения не получил". Он "в последний раз просил сельское управление объявить настоящую бумагу на полном сходе и спросить, не желает ли общество покончить со мною дело без суда".

Уполномоченный – "жулик первой руки"

В мае 1871 года Прокофий Суслов предъявил ивановцам иск на 15 000 рублей. Право защищать общество сельские уполномоченные передали мировому посреднику Боборыкину, Суслов же доверил ведение дела своему сыну – юристу Василию Прокофьевичу.

22 июня Владимирский окружной суд удовлетворил иск Суслова. В роли нового спасителя ивановцев выступил молодой присяжный поверенный Фёдор Плевако – будущий известный адвокат. Услуги Фёдора Никифоровича были оценены в 3000 рублей. Такой внушительный гонорар мог показаться завышенным, но судебные издержки в российских "присутственных местах" стоили недешево.

Между тем 14 мая 1872 года ивановцы получили повестку с требованием уплатить исковую сумму Суслову. До этого накладывался арест на общественное имущество: три дома и усадебное место на улицах Негорелой, Воздвиженской и на Кокуе, занимаемые волостным правлением и приходским училищем. А через полгода за сусловский долг описали еще целый ряд пустошей и речных участков, принадлежащих непосредственно крестьянам.

Лишь после этого, 5 июля 1873 года, было заключено мировое соглашение Суслова с сельским обществом. Его добился ивановский уполномоченный Каленков. Суслов пошел на уступку крестьянам, снизив размер исковой суммы на 6000 рублей.

Однако возник вопрос о правомочности действий Каленкова: выяснилось, что он получал от сельского общества гораздо более крупные суммы, чем тратил на расходы по судебным делам. По этому поводу Суслов впоследствии писал Кириллу Полушину, что его уступка крестьянам в 6000 в официальных документах оказалась не зафиксирована. Испуганный Каленков, узнав о расследовании его махинаций, явился к Суслову в Нижний Новгород и просил дать расписку в получении этих денег, но такого документа, конечно, не получил. "Каленков, оказывается, жулик первой руки, надо бы проучить его и не давать плуту возможности откладывать в свой карман мирские деньги, но вопрос в том – кто возьмется преследовать доморощенного пройдоху?" Так Прокофий Суслов заключил свое письмо к главе крестьянских уполномоченных.

Так правовая безграмотность крестьян, а также злоупотребления их уполномоченных привели к тому, что Ивановское сельское общество (к концу дела – уже городское) потеряло на судебные издержки по сусловскому делу более 17 000 рублей, хотя могло обойтись выплатой чуть более половины этой суммы, положенной "крестьянскому ходатаю" по договору 1862 года.

Егор БУТРИН, главный археограф облархива

Поделиться

Читайте также в рубрике «Дела архивные»

Опрос

Какое прозвище памятнику Котельникову вы бы дали?

  • "Снова в школу"
    23.3%
  • "Коробейник"
    27.9%
  • "Счастливый грибник"
    34.9%
  • Бонд
    14%
  • Всего голосов: 86.
Голосовать Все опросы Результаты

 

18+

Телефон: +7 (4932) 41-94-81

Email: ivgazeta@bk.ru
Реклама: igreklama@bk.ru
Подписка: igpodpiska@bk.ru

Нажмите Ctrl+Enter,
чтобы сообщить об опечатке