2 июля 2020
ИВАНОВСКАЯ ОБЛАСТЬ ...

Телефон: +7 (4932) 41-94-81

Email: ivgazeta@bk.ru
Реклама: igreklama@bk.ru
Подписка: igpodpiska@bk.ru

Бизнес и экономика 25 марта, 13:08 372

Нефтяники заказали в Шуе огнеупорные свитера

Кеттельщица Елена Малышева – необходимый человек на производстве.
Кеттельщица Елена Малышева – необходимый человек на производстве.
С 1932 года в городе на Тезе существовала мастерская "Красная нить", которая впоследствии была известна как учебно-производственное предприятие Всероссийского общества слепых. Там производили изделия из шерстяного трикотажа: пледы, мужскую, женскую и детскую одежду. Вязали также рейтузы, свитера и кашне для министерства обороны. В 2008 году предприятие стало называться "Шетрик".

Половина работников – с ограниченными возможностями

Придумала такое звучное наименование (сокращение от словосочетания "шерстяной трикотаж") прошлый директор предприятия Людмила Фёдорова. 40 лет проработала она на производстве, половину из этого срока – в должности руководителя. А начинала с мастера, постепенно продвигалась по карьерной лестнице.

"Людмила Михайловна много вложила в это дело. Фабрика пережила тяжелые 1990-е годы и продержалась до сегодняшнего дня во многом благодаря ей. Производство ей досталось в ужасном состоянии, с большими долгами и проблемами, но она справилась, всё вынесла на своих хрупких женских плечах", – рассказывает нынешний директор "Шетрика" Ирина Павлова (она руководит фабрикой с лета).

Сегодня на производстве работают 57 человек, половина из них – люди с ограниченными возможностями. Предприятие находится в собственности Всероссийского общества слепых и организовывалось для того, чтобы обеспечивать работой инвалидов по зрению. В прошлом веке тут много было тех, кто на войне полностью потерял возможность видеть.

Не зря предприятие называлось учебно-производственным: люди до сих пор приходят, чтобы обучиться тому, на что они еще были способны, а затем – зарабатывать.

Глухонемой, травмируясь, не способен даже вскрикнуть

В штате "Шетрик" есть инвалиды с крайне низким процентом зрения, но всё же не полностью слепые. К примеру, вязальщица Мария Комиссарова различает лишь очертания людей – в том случае, если они подойдут к ней близко.

С такой степенью заболевания обычно берут именно вязальщиков. Их задача – следить за исправностью работы вязальных машин. Если что-то идет не так (скажем, оборвалась нитка), то мигает огонек, который рабочие с плохим зрением все-таки видят. Они наощупь подвязывают нить, и процесс производства продолжается. 

Между тем. По словам директора "Шетрика" Ирины Павловой, сейчас в России – около 140 предприятий, учредитель которых Всероссийское общество слепых. В нашей области подобных учреждений три: "Шетрик", Кинешемское учебно-­производственное предприятие, производящее электрические вилки и прочее электрооборудование, и "Электро" в Иванове. Последнее изготавливало светодиодные светильники. Сейчас оно в стадии банкротства.

Работают тут и глухонемые. По словам директора, все друг друга понимают: инвалиды с такой особенностью хорошо читают по губам. "Мне нравится работать с ними. Как правило, глухонемые – спокойные и трудолюбивые. Ни на что не отвлекаются. Один из таких рабочих – Максим Балашов, способный и сообразительный малый. Он даже может подменить наладчика по оборудованию", – поделилась Ирина Павлова.

Швея Елена Лузан не слышит и не говорит – понимает коллег по губам.

Если говорить о безопасности, то проблем в связи с нахождением инвалидов на производстве не возникает. Люди с низким процентом зрения без специалистов-наладчиков не работают. За глухонемыми тоже присматривают. Особенно, когда они заняты на швейном оборудовании. Важно, чтобы поблизости кто-то был: ведь неговорящие не смогут даже вскрикнуть, если что-то случится.

Инвалиды общих заболеваний чаще болеют, берут длительные больничные. Но руководство понимает, как значима для них эта работа. 

Вязаные пледы не конкуренты флисовым

"Наша проблема – это дефицит кадров. Главная его причина в том, что у нас нет стабильной работы: то есть заказы, то их нет. Заработок, соответственно, тоже непостоянный. Конечно, минималку получает каждый рабочий. Но ведь люди хотят зарабатывать больше, особенно молодежь. Поэтому у нас в штате преобладают пенсионеры, – говорит директор предприятия. – Многие инвалиды в принципе не хотят работать на производстве: тут шумно и пыльно. Кто-то просто не может. Например, у нас достаточно вязальщиков, но не хватает швей. Связать мы можем всё что угодно. К примеру, свитера для охранников. Но на них есть накладные карманы, погончики, налокотники – нужна строчка очень хорошего качества. С тем количеством швей, что есть у нас сейчас, с объемом работы не справляемся. Пытались привлечь швей-инвалидов, но это большая нагрузка на глаза. Шить светлыми нитками по светлой ткани они не могут, быстро устают".

Многие швеи едут работать в облцентр – в Шуе не остаются. Руководство предприятия пыталось организовать производство так, чтобы в Шуе – отвязывали, а в Иванове – отшивали. Но, к сожалению, не вышло из-за проблем с логистикой.

Кроме швей, нуждается фирма и в менеджере по продажам, который быстро бы находил заказы и выходил на новые рынки сбыта. Сейчас у "Шетрика" есть торговая точка в "РИО", но и там продажи падают.

Люди, уверяет Ирина Павлова, целенаправленно идут за определенной вещью, которую связали в Шуе (например, за каким-то фасоном юбки). Пледы стали покупать реже, поскольку появились товары-заменители. Вместо вязаных пледов берут флисовые, которые в разы дешевле. Да и вязаную одежду можно заменить. "А может быть, в целом покупательская способность населения упала", – предположила директор. 

В тему. На "Шетрике" много тех, кто трудится тут более 10 лет. Один из них – наладчик технологического оборудования Олег Бурчилов. "Работать нравится. Но всегда ждем заказов, ведь, когда есть крупные заказы, платят в разы больше, чем обычно. А по образованию я монтажник радиоаппаратуры, однако по профессии работал не так уж и много", – рассказал Олег. Одна из самых редких и необходимых специальностей на производстве – это кеттельщики, то есть специалисты, работающие на кеттельной машинке. Она предназначена для соединения деталей, для окончательной сборки и отделки трикотажных изделий. Там обрабатывают главным образом чулки и носки, а также верхний край воротника свитеров и водолазок. Кеттельщица Елена Малышева трудится на шуйском производстве около 20 лет. Сейчас она уже на пенсии, но продолжает работать.

Не лишним был бы и технолог по трикотажу. Так, в "Шетрик" поступил заказ от нефтяников: связать свитера с огнеупорной пропиткой. Но возникли проблемы. "Параметры одежды мы долго подбирали наобум: как длину, так и ширину. Ведь огнеупорная пряжа садится. Узнавали всё опытным путем: связали, положили на время, померили, затем отпарили и снова померили…" – рассказывает Ирина Павлова. Конечно, профессионал бы справился с этим быстрее.

Ежегодно "Шетрик" выезжает на выставки, где торгует своими изделиями. Например, каждый год предприятие участвует в "Абилимпиксе" – это национальный чемпионат профессионального мастерства среди людей с инвалидностью, который проводится в Москве.

Несмотря на все трудности, "Шетрик" продолжает производить шерстяной трикотаж, на фабрике по-прежнему значительная часть сотрудников – люди с ограниченными возможностями здоровья, которые любят это предприятие и стараются порадовать покупателей своей продукцией.

На предприятии производят одежду, ориентируясь на последние модные тенденции. Так выглядит шерстяное платье в стиле "Бохо".


Дарья ВАРЕНЦОВА
Фото — Дарья ВАРЕНЦОВА

Поделиться

Читайте также в рубрике «Бизнес и экономика»

Лента новостей

Вся лента новостей

Опрос

Какое прозвище памятнику Котельникову вы бы дали?

  • "Снова в школу"
    18.6%
  • "Коробейник"
    27.9%
  • "Счастливый грибник"
    39.5%
  • Бонд
    14%
  • Всего голосов: 43.
Голосовать Все опросы Результаты
18+

Телефон: +7 (4932) 41-94-81

Email: ivgazeta@bk.ru
Реклама: igreklama@bk.ru
Подписка: igpodpiska@bk.ru

Нажмите Ctrl+Enter,
чтобы сообщить об опечатке