23 февраля 2020
ИВАНОВСКАЯ ОБЛАСТЬ ...

Телефон: +7 (4932) 41-94-81

Email: ivgazeta@bk.ru
Реклама: igreklama@bk.ru
Подписка: igpodpiska@bk.ru

Общество 11 февраля, 15:54 378

"Мы не против армии, мы за порядок там".

Татьяна Бородкина регулярно посещает военные части.
Татьяна Бородкина регулярно посещает военные части.
Татьяна Бородкина восемь лет возглавляет областной комитет солдатских матерей. Какая сейчас ситуация в армии, с какими проблемами сталкиваются призывники и их родители – об этом и о многом другом она рассказала корреспонденту "ИГ".

Военнослужащие скучают по шоколадкам

­ Чем конкретно занимается комитет солдатских матерей?

­ Мы посещаем войсковые части. Из-за недостатка средств выезжаем редко и, чаще всего, только в близлежащие регионы. К примеру, неоднократно были в Тейкове, Шуе, Коврове. Приезжаем с концертами, посещаем госпитали, дарим подарки болеющим мальчишкам, общаемся с ними, с родителями, с командованием части. Совсем скоро, 18 февраля, состоится поездка в ивановский госпиталь на улице Смольной. Там лежит около ста человек. Кроме того, ежегодно мы проводим День матери в Доме национальностей, куда приглашаем как мам погибших, так и служащих солдат. На День Победы мы приводим в порядок места захоронения погибших на локальных войнах (Чечня, Афганистан). Ведь у погибших солдат родители уже пожилые, они бы и хотели поддерживать могилку в порядке, но просто не в силах. А у нас есть волонтеры. Красим лавочки и оградки, сажаем цветы.

­ Охотно ли вас пускают в части?

­ Я работаю с установкой, что любой вопрос решаемый. Родители, особенно мамы, очень эмоциональны. Мы все переживаем за своих детей, даже если они уже взрослые парни и идут служить. Если сын пишет о каких-то неприятностях, трудностях, то мы, конечно, сразу беспокоимся и на эмоциях можем наломать дров. Пойти сразу что-то решать с негативным настроением и требованиями – не самая лучшая идея. Поэтому я убеждена: мамам надо посещать войсковые части. Наш комитет организовывает такие встречи.

Впускают без проблем. Конечно, об этом нужно договариваться. Да и к тому же едет целая делегация, а не только наш комитет – представители областного военкомата и Ивановской администрации. Но главная цель – свозить мам, чтобы они увидели воочию, как служат их дети, в каких условиях живут целый год. Женщины едут с большим желанием. Да и для мальчишек это праздник.

­ Вы упомянули, что ездите с подарками… Откуда средства?

­ Да, в госпиталь мы всегда приходим не с пустыми руками. Обычно дарим сладости. Парни, находясь в армии, очень скучают по всяким вкусностям.

Солдатам вручают сладости при каждой поездке в госпиталь.

Покупаем всё сами, но на деньги спонсоров, найти которых очень нелегко. Зачастую помогают бывшие военные. Так, например, нас поддерживает ивановский благотворительный фонд "Спешите творить добро". Особую благодарность от комитета солдатских матерей нашей области выражаем президенту фонда Валерию Эдуардовичу Либеру.

Год: для солдат – много, для командования – мало

­ Поездки в части, вручение подарков, организация слетов матерей – это, конечно, хорошо. Но как же правозащитная деятельность?

­ Защищаем права солдат и призывников по мере возможности и, как правило, с положительным результатом. Профессиональных военных юристов в комитете у нас нет: просто потому, что острой потребности в человеке с такими компетенциями я не наблюдаю. Да и встает вопрос об оплате таких услуг. У нас хорошие взаимоотношения с военкоматами. Любой вопрос стараемся решать совместно. Также важно наладить контакт с военным командованием, знакомлюсь лично. Ведь если я вдруг позвоню по какому-то вопросу и представлюсь как председатель комитета солдатских матерей, то у командования сразу возникнет скептическое отношение, будто я хочу им помешать. Я делаю всё для того, чтобы такого не было: объясняю, что мы за армию, но за здоровую. Мы просто хотим, чтобы в вооруженных силах был порядок.

­ Какова же ситуация в частях на сегодняшний день? Порядок?

­ Проблем стало меньше. Однако сказать, что всё очень хорошо и замечательно, я не могу. Конечно, есть дедовщина и побеги. Бывают случаи, когда солдат получает денежное довольствие, а часть этих денег незаконно забирают на нужды части. В нашем регионе подобного не фиксировалось, но с таким сталкиваются ребята из Ивановской области.

­ Как вы решаете спорные ситуации, когда солдат бессилен, а ему нужна помощь?

­ Был один инцидент, когда солдату вообще не выплачивали денежное довольствие в армии. И причину не называли. Он сообщил об этом маме, а она уже обратилась ко мне. Командир части оказался не в курсе ситуации. Я пригрозила: если вопрос не решится, мы напишем жалобу в прокуратуру. И буквально через неделю мама солдата сообщила, что деньги пришли. Это было еще в те времена, когда ребята служили по два года.

Еще на Дальнем Востоке паренек из нашей области столкнулся с дедовщиной. Ко мне снова обратилась мама за помощью. Пришлось солдата переводить из части в часть. Проблема с дедовщиной решается только так. Сейчас таких ситуаций совсем мало. Я думаю, это вызвано тем, что теперь солдаты служат год. Для парней и родителей этого достаточно, но командование говорит, что им – крайне мало. Ребята медленно раскачиваются, вникают в военную структуру. Солдат только приспособился к армейской жизни – и уже дембель.

На медкомиссии не рассказал о хронических заболеваниях

­ Какие обращения в комитет поступают чаще всего?

­ Как правило, обращаются мамы ребят допризывного возраста по поводу разных заболеваний. Мы их информируем: законы меняются. И если с некоторыми болезнями раньше не призывали, то сейчас могут взять. И наоборот. Не берут с астмой, язвой желудка, с головными болями – это самые распространенные недомогания.

­ А какие настроения у школьников? Как они относятся к службе?

­ Я присутствую на призывных комиссиях. Некоторые ребята идут охотно, сразу после школы. Говорят: "Институт, женитьба – всё после армии". Бывает так, что мальчишки идут в армию от безнадеги, потому что не поступили в вуз. Но я знаю одного парнишку, который даже не подавал документы на поступление: после школы – сразу в армию. Видимо, желание стать солдатом было настолько велико, что он даже утаил от медкомиссии свои хронические заболевания. В войсковой части болячки, конечно, стали всплывать…

Когда мы встречаемся с родителями допризывников, я их предупреждаю, что амбулаторные карты всегда должны храниться в поликлинике. Нельзя приписывать в ней несуществующие болезни или, наоборот, вырывать страницы с диагнозами, чтобы послужить. Многие охотно идут служить по контракту, но матерей я предупреждаю: если парень отслужит срочно, то его не вызовут в горячую точку. А контрактника отправят. Надо учитывать эти риски.

­ Сколько человек в вашем комитете на данный момент?

­ Количество меняется, но основной костяк – пять человек. Это матери и нынешних солдат, и погибших, и тех, у кого сыновья уже отслужили. Наша организация – общественная. За работу мы не получаем ни копейки. Мне уже домашние говорят, что пора заканчивать и искать себе замену. Но ведь мамы обращаются ко мне! Работу нельзя прекратить в один миг. Я искренне хочу помочь, поддержать.

Я схоронила своего супруга, он был десантником. Погиб в Афганистане от пули снайпера. Затем сын служил два года, хотя по закону мог бы и не ходить, так как в семье случилась потеря кормильца. Но он хотел в армию, даже ушел из техникума. Он у меня моряк, служба проходила на Дальнем Востоке. То есть я сама прошла эту школу и знаю, как никто другой, что значит быть и мамой, и женой военного.

­ Наверное, тяжело…

­ Конечно. Когда сыновья стоят в повседневной гражданской одежде, то, казалось бы, взрослые парни. Но как только надевают военную форму – сразу беззащитные мальчишки. Я в своем сыне, как только он переоделся, увидела первоклассника. Затем, когда он пошел служить, я сразу же увидела недостатки в воспитании. Стала размышлять: может, надо было иначе настраивать его к армии? Начинаешь как-то критически смотреть на сына и его качества, задумываешься, удалось ли воспитать настоящего мужчину, защитника Родины. Впрочем, подобного рода рефлексия, возможно, была и излишней, ведь отслужил он хорошо, даже есть письмо от командования за отличную службу.

­ Много ли сил и времени отнимает работа в комитете?

­ Да, много. Я эмоциональная, всё пропускаю через себя, за каждого солдата переживаю. И пока есть проблема, которую еще не решила, всегда о ней помню. Часто к нам обращаются семьи погибших. Их главная мотивация – это общение и поддержка. В связи с этим мы уже много лет организуем встречи матерей погибших со всей области. Приезжает обычно около 45 мам. Да и сама регулярно посещаю семьи погибших.

Справка. Областной комитет солдатских матерей появился восемь лет назад. А до этого существовал кохомский комитет, который также возглавляла Татьяна Бородкина: в общей сложности помощь солдатам и их семьям она оказывает уже 15 лет. До возникновения областного комитета в регионе действовала группа женщин, чьи дети пропали в Чечне. Они помогали и солдатам, но неформально – их организация не была зарегистрирована.

 

Беседовала Дарья  ВАРЕНЦОВА
Фото — из архива Татьяны Бородкиной

Поделиться

Читайте также в рубрике «Общество»

Опрос

Какое прозвище памятнику Котельникову вы бы дали?

  • "Снова в школу"
    17.2%
  • "Коробейник"
    27.6%
  • "Счастливый грибник"
    37.9%
  • Бонд
    17.2%
  • Всего голосов: 29.
Голосовать Все опросы Результаты
18+

Телефон: +7 (4932) 41-94-81

Email: ivgazeta@bk.ru
Реклама: igreklama@bk.ru
Подписка: igpodpiska@bk.ru

Нажмите Ctrl+Enter,
чтобы сообщить об опечатке