2 июля 2020
ИВАНОВСКАЯ ОБЛАСТЬ ...

Телефон: +7 (4932) 41-94-81

Email: ivgazeta@bk.ru
Реклама: igreklama@bk.ru
Подписка: igpodpiska@bk.ru

Наши интервью 18 декабря 2019, 10:14 383

"О нашей службе вспоминают, лишь когда надо писать отчеты"

Марина Гришанина ведет семинар по медиации для родителей ивановской школы № 32. 
Марина Гришанина ведет семинар по медиации для родителей ивановской школы № 32. 
Система медиации активно развивается во многих странах мира. Но в России этот процесс идет пока очень медленно, хотя еще в 2010 году был принят федеральный закон "О медиации". Существует и "Концепции развития до 2020 года служб медиации". Как считает директор регионального центра медиации и переговоров Марина Гришанина, проблема в том, что далеко не все, включая чиновников, от которых этот вопрос зависит, понимают, для чего медиация нужна…

Мамы используют алименты, чтобы не подпустить папу к ребенку

- Медиатор помогает людям договориться, наладить разорванную коммуникацию. Мы организуем переговоры. Для этого используются специальные технологии. В итоге удается снизить напряженность между людьми: в семье, в трудовых отношениях, в бизнесе, в потребительских делах... Мы посчитали, что самый распространенный способ разрешения споров – силовой, конфронтационный (70-80% людей выбирают обычно его). А мирно договориться предлагают лишь 2-5% граждан. И это не только у нас. Я разговаривала с коллегой из Италии – там такая же картина. Так вот, философия медиации – это обучение людей способам договариваться.

- Можно сказать, что это новая профессия?

- В 2015 году Минтруд утвердил приказ о профессиональном стандарте медиатора. Но если заглянуть в прошлое, то вспомним совет старейшин, сельский сход, священников – они тоже помогали разрешать конфликты. Сегодня в вузах учат на медиаторов, много различных курсов и специализаций. Нужно постоянно учиться.  

- Для разрешения споров нас призывают обращаться в суд.

- Хотя в западных странах, где развита медиация, из поданных заявлений только 1-6% доходят до суда. Остальные споры урегулируются в досудебном порядке, потому что там очень дорого и долго судиться. Но и у нас люди готовы платить адвокатам немалые деньги. Простой пример: залили квартиру. Сядьте, договоритесь с соседями, посчитайте и всё решите. Но на фоне эмоций, неприятия каждый идет в суд, нанимает представителя, делает экспертизу. И получается, что эти затраты значительно превосходят стоимость ремонта. Такой у нас менталитет.

- А как потушить эмоции?

- Есть специальные технологии. Сначала идет подготовка к процедуре, медиатор встречается с обеими сторонами. Бывает, эмоции зашкаливают. Стороны рассказывают, что у них произошло и чего они хотят. Далее мы даем им возможность, что называется, выпустить пар – это называется дискуссией. Мы, как профессионалы, должны уравновесить эмоциональный фон и сохранить некий баланс. Этот момент, если он грамотно построен, занимает процентов сорок процедуры. Далее, если нужно, мы еще проводим индивидуальные встречи по тем нюансам, что мы узнали.

- Каковы принципы медиации?

- Они прописаны в законе: конфиденциальность, добровольность участия обеих сторон, в том числе и медиаторов, нейтральность. Мы независимы и должны поддерживать обе стороны. Если медиатор чувствует, что не может это соблюсти, он должен отказаться от процедуры. Я не могу, например, поддерживать маму в вопросах алиментных обязательств. Хотя закон на ее стороне. Но часто мама использует алименты как способ манипулирования для того, чтобы не допустить папу встречаться с ребенком. А папы часто думают, что деньги тратятся не на малыша. И здесь я спрашиваю, что папа считает для ребенка важным: одежду, игрушки, обучение, секции, отдых, лечение. И когда мы подсчитываем, сколько всё это стоит, у него округляются глаза. Это гораздо больше, чем он дает. Это заставляет папу задуматься. И здесь важно, чтобы медиатор обладал определенным жизненным опытом. Ведь основной инструмент у медиатора - это вопрос. Мы очень ленивые люди, мы просто задаем вопросы.

Внука помирили с бабушкой

- У нас много различных государственных и общественных организаций по защите кого бы то ни было: детей, потребителей, семей, инвалидов, бизнесменов… Зачем еще и медиация?

- Одна из наших медиаторов - руководитель Кинешемского районного отделения Регионального оператора по обращению с отходами Ольга Нефедова. Ей практически каждый день приходится сталкиваться с конфликтными  ситуациями, поскольку мусорная реформа затронула все слои населения, и очень много недовольных. Медиативные навыки ведения диалога помогают ей в работе, снижая социальную напряженность и решая спорные ситуации до суда.

А меня до сих пор не отпускает одна история. Вместе с областным уполномоченным по правам ребенка Татьяной Океанской мы посетили Центр временного содержания несовершеннолетних и рассказали им о восстановительной медиации (здесь больше речь идет о профилактике конфликотов). И один 11-летний мальчик, по решению суда направленный в специальное учебное заведение (у него три кражи), попросил помочь ему помириться с бабушкой, которая воспитывает его в качестве опекуна. Встретились с бабушкой, пообщались все вместе, контакт был налажен. Мальчик теперь боится, что бабушка его не дождется, а ближе человека у него нет. Бабушка же боится того, каким он придет через два года. Если бы в этом деле вовремя был применен восстановительный подход, можно было бы избежать крайних мер.

- А что такое восстановительный подход?

- Главное – это понимание вреда, который был нанесен. И его заглаживание. Составление совместного плана, что нужно делать, чтобы это не повторилось. Еще здесь важен вклад уважаемых людей. Это очень перспективное направление. Например, в случае с тем мальчиком. Если бы нас пригласили сразу, как только он первый раз украл телефон, мы провели бы восстановительную программу. Чтобы он осознал случившееся. Затем, по возможности, привлекли бы уважаемого авторитетного родственника. Мальчик бы понял, какой вред нанес. Есть специальные техники. Например, я бы спросила: "А если бы это был твой телефон, как бы ты себя повел? Что бы ты чувствовал?" И самое главное – нужно принять совместную программу, что делать дальше, чтобы это не повторилось. А тут бабушка оказалась предоставлена сама себе. Вызвали на комиссию по делам несовершеннолетних, поругали - и всё.

В Тейкове медиаторов финансировали предприниматели

- Какие проблемы существуют сегодня у службы медиации?

- Как частная организация, мы не являемся участниками системы межведомственного взаимодействия. Хотелось бы, чтобы нас привлекали к восстановительным программам в рамках государственно-частного партнерства. Закон позволяет заключать такие договоры на местном уровне. Вот в Екатеринбурге партнерство налажено, создан Центр медиации и переговоров, и он активно работает. В Санкт-Петербурге отдел медиации финансируется из бюджета комитета по делам молодежи. Всё, что связано с несовершеннолетними, проходит через этот центр, для них медиация бесплатна. А у нас о нашей службе вспоминают в конце года, когда нужно писать отчеты…

- Как оплачивается ваш труд?

- Безусловно, такая сложная работа должна оплачиваться. Но бывает, что мирим и бесплатно. В "Концепции развития" сказано о создании муниципальных служб примирения. У нас этого пока нет. В Тейковском районе муниципальная служба медиации создавалась судьей в отставке Ольгой Малышевой. Финансировалась из внебюджетных средств: предприниматели скидывались – они понимают, что не нужна социальная напряженность. Теперь и этого нет.

- Может быть, у нас считают, что медиацией могут заниматься и психологи, и учителя?..

- Медиация – это особая технология. Когда нас обучали на курсах, то говорили: если вы психолог – забудьте об этом, если вы юрист - тоже. Вы не должны давать консультации, потому что лучше самих сторон никто не может разрешить конфликт. Это их спор, собственный. Мы им только помогаем. Начинать нужно со школы, даже с детского сада, с семьи. И так мы можем наше общество изменить. Мы пытались внедрить процедуры медиации в одном из садов, но возмутились родители. Потому что дети задают вопросы, пытаясь применить полученные технологии, а взрослые к этому не готовы. Надо и родителей обучать!

В прошлом году к нам обращались из нескольких школ, чтобы мы помогли в разрешении конфликтов. Мы встретились с родителями того, кого обидели, и с родителями всего класса. И потом учитель проводил классный час по нашим рекомендациям. Сейчас в классе всё хорошо. Если бы была городская служба примирения, то обращались бы туда и они бы помогли.

Привлекают медиаторов органы опеки, комиссии по делам несовершеннолетних, направляют к ним суды. В первую очередь это касается семейных споров, проблем несовершеннолетних. Хочется надеяться, что создание системы Центров примирения – дело ближайшего будущего, благо имеется опыт других регионов. Чтобы и наша жизнь стала спокойнее.

Цифры. За последние четыре года специалисты Ивановского регионального центра медиации и переговоров провели более 700 медиаций, в том числе около 600 семейных. В этом году - около 70 медиаций (снижение связано с тем, что уже не использовались средства гранта).

                                                                       Беседовала Марина Шляпникова.

Поделиться

Читайте также в рубрике «Наши интервью»

Лента новостей

Вся лента новостей

Опрос

Какое прозвище памятнику Котельникову вы бы дали?

  • "Снова в школу"
    18.6%
  • "Коробейник"
    27.9%
  • "Счастливый грибник"
    39.5%
  • Бонд
    14%
  • Всего голосов: 43.
Голосовать Все опросы Результаты
18+

Телефон: +7 (4932) 41-94-81

Email: ivgazeta@bk.ru
Реклама: igreklama@bk.ru
Подписка: igpodpiska@bk.ru

Нажмите Ctrl+Enter,
чтобы сообщить об опечатке