19 ноября 2018
ИВАНОВСКАЯ ОБЛАСТЬ ...

Телефон: +7 (4932) 41-94-81

Email: ivgazeta@bk.ru
Реклама: igreklama@bk.ru
Подписка: igpodpiska@bk.ru

Дела архивные 6 августа, 12:59 467

Как гавриловопосадский крестьянин жил во Франции

Александр Семенов. 1921 год.
Александр Семенов. 1921 год.
Нашему земляку Александру Семёнову пришлось испытать многое. Он участник двух мировых войн, потомственный рабочий, депутат горсовета, пропагандист. Однако изюминка его биографии – почти десятилетнее пребывание на территории Французской республики.

Продавал машинки «Зингер»

Свою жизнь Александр Григорьевич описывает в двух мемуарах (1936 и 1971 годов), сохранившихся в нашем архиве. Он родился в августе 1893-го. Сын крестьянина из Шухры. В то время эта деревня относилась к Суздальскому уезду Владимирской губернии, а ныне – в составе Гаврилово-Посадского района.

Детство Саши было нелегким. Он рано лишился матери (в четыре года) – та не смогла пережить очередные роды. Отец часто находился вне дома - работал на фабриках ткачем и подмастерьем у Павлова в Шуе, у Дербенёва в Гавриловом Посаде, у Бурылиных в Иваново-Вознесенске. Так что до окончания сельской школы Саша жил с тремя братьями и сестрой у дедушки и бабушки.

Трудовую деятельность же начал в 12 лет. Зиму ходил в школу, а летом – в пастухи. В 1907 году подобно Лёше Пешкову пошел «в люди» - служил в чайной в Гавриловом Посаде. А в июле 1908-го добрался до Иваново-Вознесенска и поступил в типолитографию Соколовых, где работал два года. Затем оказался на Куваевском предприятии отделочником.

Летом 1914-го по состоянию здоровья и рекомендации врача Александр Семёнов взял расчет, переехал в Шую. И где только там не работал: служащим в ресторане Пелевина, даже агентом по сбору денег и продаже швейных машин в магазине местного отделения компании «Зингер»... А затем был взят в царскую армию.

Во время газовых атак противогазы были не у всех

На фронте в Бессарабском полку произошел случай, который оказался для нашего земляка судьбоносным. В мае 1916 года рота, в которой он состоял, по жребию из полка была снята с фронта и отправлена в Челябинск для формирования частей особого назначения – на «Французский» (Западный) фронт. По всей видимости, именно с тех пор Александр Семёнов начал вести дневник – на это указывает точность датировки событий.  

11 августа через Архангельск группа российских военных переправилась во Францию на пароходе «Мида». Это была переброска частей знаменитого (более на Западе, чем у нас) экспедиционного корпуса русской императорской армии. Уже 26 августа Александр пребывает во французский Брест. С 1 октября 1916 года подразделение занимает специальный участок на фронте в Шампани у города Мурмелона. Вот как наш земляк описывает те события: «30 декабря со стороны Германии были пущены на нас отравляющие газы (три волны), от которых наши войска понесли значительные потери, так как не у всех солдат сохранились противогазы. В Шампани простояли до конца марта 1917-го. В апреле после нескольких дней отдыха снова выступили на фронт в наступление у Реймса, где наши войска были разбиты».

Вообще мемуарист негативно отзывается о генералитете нашего экспедиционного корпуса, особенно о «генерале Лахвицком» (по всей видимости, имеется в виду генерал-майор Николай Лохвицкий). Русские офицеры, высший командный состав, как отмечает Александр Семёнов, «сделали (т. е. совершили. - И. Щ.) измену», «после чего солдаты 17 апреля отказались совсем идти на фронт, выставляли требования отправить в Россию». Этому событию предшествовали только что дошедшие известия о Февральской революции и свержении монархии. Тогда же во Францию приезжал эсер Борис Савинков. Он, по словам нашего земляка, «выступал в воинских частях и уговаривал солдат воевать вместе с союзниками до полной победы». Но те отказались.

Из Марселя хотели отправить к деникинцам

«В августе 1917-го, - пишет мемуарист, - по болезни ног (ревматизм) я попал в госпиталь, где лежал до января 1918-го». После Октябрьской революции французским командованием были расформированы полки особых пехотных бригад. Русским солдатам и офицерам предлагалось или сражаться дальше, но в частях самой Франции, или идти работать на местные предприятия и фазенды. Третьим вариантом были французские колонии в Северной Африке (фактически каторга).

Александр, как и многие, выбрал мирный труд во Франции. Он был послан на работу к помещику около города Витре, затем в Фужер на расчистку участка из-под сгоревшего завода. Поступил на военный деревообделочный завод и был оттуда уволен, поскольку, демобилизовавшись, сюда вернулись работать французы...

Открытка из города Фужер, отправленная Семенову.

В портовом Марселе был создан сборный пункт для отправки в Россию на юг - к белогвардейцам. «В Марселе нас продержали с 1 октября 1919 года по февраль 1920-го, - пишет Александр Семёнов. - После поражения Деникина и восстания французских войск на юге России отправку русских солдат французское правительство прекратило».

Связаться с родными помогли торговые агенты  

Вскоре русские войска были официально распущены. Свободно в пределах Франции им гарантировались рабочие места. Семёнов получил документы, позволяющие трудиться на обувной фабрике в Фужере. «За это время, - пишет Александр Григорьевич в поздних воспоминаниях, - я интересовался жизнью французского рабочего класса».

В 1921 году он вступил в ряды французской компартии по рекомендации секретаря секции в Фужере. Здесь он мог вживую наблюдать таких деятелей левого движения тех лет, как Марсель Кашен, Жак Дюкло, Пьер Семар. Участвовал в кампании по оказанию помощи пострадавшим от неурожая в Поволжье, лично перечислял средства в российские детские дома. Эта деятельность хоть отчасти сближала его с далекой Родиной. Но в течение нескольких лет он не имел никакой связи с родными.

Ситуация усугублялась тем, что советская Россия не получила дипломатического признания от Франции, следовательно контакты между странами были затруднены. Однако помог случай. В 1923 году проходила международная выставка в Москве. Через французских торговых агентов, которым всё же удалось туда попасть, Семёнов отправил письмо и через три недели получил ответ от родственников.

В 1924 году дипломатические отношения двух стран были установлены. А в мае 1925-го стало окончательно возможно возвращение на Родину, точнее, прибытие уже в новую Россию, советскую.

В трамвае украли даже партбилет       

В «стране большевиков» Александр Семёнов с первых же дней испытал на себе русский колорит: «На обратном пути из Гатчины (здесь он проходил карантин после пересечения границы. - И. Щ.) после регистрации всех документов в Ленинграде у меня были похищены из кармана в трамвае все документы, визы консульские, партбилет, профбилет, мопровский билет (членский билет Международной организации помощи борцам революции. - И. Щ.) из Франции». Обворованный репатриант сразу же подал объявление в ленинградские «Известия». Но судьба документов оказалась покрытой мраком… Новые документы из Франции пришли лишь на следующий год благодаря Коминтерну и французским друзьям.

А вскоре Александр Семёнов стал членом ВКП(б) в Иваново-Вознесенской губернии, много лет работал на ивановских предприятиях, проявил себя как партийный активист, участвовал в Великой Отечественной войне... Но это отдельная история.

Из Франции же он еще долго получал послания от друзей, вырезки из газет, а также открытки с изображением французских улиц и площадей, по которым он ходил в пору своей юности.

Игорь ЩАВЕЛЁВ, специалист облархива

Поделиться

Комментарии

Комментариев пока нет

Добавить комментарий:

Имя:

Вы можете получать оповещения о новых комментариях — для этого просто зарегистрируйтесь на сайте или войдите.

Читайте также в рубрике «Дела архивные»

Лента новостей

Вся лента новостей
18+

Телефон: +7 (4932) 41-94-81

Email: ivgazeta@bk.ru
Реклама: igreklama@bk.ru
Подписка: igpodpiska@bk.ru

Нажмите Ctrl+Enter,
чтобы сообщить об опечатке