21 июля 2018
ИВАНОВСКАЯ ОБЛАСТЬ ...

Телефон: +7 (4932) 41-94-81

Email: ivgazeta@bk.ru
Реклама: igreklama@bk.ru
Подписка: igpodpiska@bk.ru

Дела архивные 22 февраля, 10:13 245

Революционная дисциплина пришла не сразу

В Кинешме первое регулярное подразделение Красной армии создавалась из «роты общественной безопасности».

На «мощную боевую дружину» не хватало денег

Вопрос о создании в Кинешме вооруженных соединений «для охраны завоеваний революции» возник после Февральской революции 1917-го. К началу апреля город захлестнула волна преступности: 10-11 апреля в Кинешме были разгромлены пивные склады и винные погреба. В Революционный комитет поступило заявление некоего Василия Белова, который полагал, что эти события были вызваны «провокаторскими выходками людей с явными намерениями подорвать дорогую нам всем свободу» и предлагал «в противовес этих выходок организовать народное ополчение». Однако денег на создание «мощной боевой дружины» у кинешемских властей не нашлось.

25 октября на гарнизонном собрании была вынесена резолюция об образовании роты общественной безопасности. Она создавалась из солдат местного гарнизона, изъявивших личное желание и утвержденных ротными комитетами и Советом рабочих депутатов. Рота находилась в подчинении городского коменданта. Командиров избирали солдаты.

В ночь с 19 на 20 декабря в Кинешме вновь случились погромы. На гарнизонном собрании 20 декабря была принята резолюция о «беспощадном предотвращении контрреволюционных выступлений» и избран новый комендант – солдат 66-го запасного пехотного полка Грошев. Ему вместе со штабом Красной гвардии поручалась охрана города.

11 января 1918-го был организован Штаб охраны города. Канцелярия штаба помещалась на Базарной площади. Один член Штаба охраны нес суточное дежурство. Он занимался проверкой караула при Совете, а также городских патрулей и стационарных караулов. Была организована «рота Революционного отряда добровольцев», которая «во всякое время» должна была находиться на месте «на случай экстренных вызовов».

К 20 января добровольческая рота состояла из 93 человек. Возглавлял ее член Штаба охраны Иноземцев. Рота должна была поставлять «экстренные наряды  на помощь милиции для производства обысков». Кроме того, в ней должны были находиться «в боевой готовности не менее 50 солдат в целях быстрого решительного подавления зародышей контрреволюционных выступлений».

Комендант приказывал ежедневно с 8 утра проводить «молодцеватую прогулку» всех не занятых на службе солдат роты по улицам города, «дабы умалить веселое настроение и улыбку белой гвардии, которая торжествует, что гарнизон солдат распущен и что настало время им попытаться» (так в тексте. Ред.).

В добровольцы записывались пленные и подростки

21 января в роте была организована комиссия по приемке в отряд добровольцев. Ее численность было решено довести до 200 человек. Добровольческая рота росла и крепла. 26 января комендант выразил благодарность солдатам «за их примерную службу, насквозь пропитанную революционной дисциплиной и блестящим порядком».

Однако дисциплина в подразделении всё же оставляла желать лучшего: 15 февраля в ходе проверки казармы комендант обнаружил «состояние кроватей в непорядочном виде». Тюфяки с соломой не зашивались, поэтому весь пол и кровати оказались засыпаны мусором, а одеяла были в пыли. Солдаты даже не знали своего взводного командира. К 22 февраля рота состояла из 170 человек; когда их число достигнет 220-ти, предполагалось формирование 2-й роты.

Состав добровольцев был пестрым. В их число входили австрийские военнопленные, 16-летние подростки и значительное число лиц, негодных к службе в армии по медицинским показаниям.

23 февраля 1-я рота отряда добровольцев была переименована в 1-ю роту Кинешемского отряда Красной армии. Командиру ее «предлагалось строго внушить солдатам, что в рядах Красной армии нет места тому, кто нарушает дисциплину и порядок, необходимый в военном деле». Красноармейцев предостерегали от «самовольных отлучек из роты, что замечается сейчас», и призывали «стать примером порядка и дисциплины для других». Вводились новые порядки: командир ежедневно должен был делать поверку в 9 вечера и записывать самовольно отлучившихся. После второй отлучки нарушители передавались ротному суду. Всё оружие требовалось привести в должный порядок: поставить в пирамиды и наклеить ярлычки. Дежурный по роте должен был нести службу, строго придерживаясь устава, за исключением команды «Смирно!», рапортов и отдания чести.

Окончательная легитимация бывшего «революционного отряда добровольцев» произошла 1 апреля 1918 года по постановлению президиума Кинешемского Совета. Согласно утвержденному в этот день положению о военном комиссариате, штаб революционного отряда упразднялся, все его дела передавались в ведение уездного комиссариата. Начальник мобилизационного отдела комиссариата должен был из существующих рот отряда сформировать Кинешемский батальон Красной армии, артиллерийскую и пулеметную команды и конных разведчиков, а также избрать командира этого подразделения.

Красноармейцы боролись с бандами и самогонщиками

К январю 1918-го процессы разложения личного состава в 66-м пехотном запасном полку достигли апогея. 15 января «ввиду развала в полку» несение караульной службы гарнизона было временно возложено на Красную гвардию. В ее ведение переходили также все городские посты, оружейный, патронный и пороховой склады. Караул от Красной гвардии составлял 30 человек, возглавляли его пятеро бойцов добровольческой роты «в качестве дежурных по караулу». Однако вскоре эта служба перешла в руки добровольческой роты, из которой формировались также вокзальный и городской патрули.

С 20 января командир роты отправлял по пять человек на вокзал к приходу и отходу поездов. Кроме того, ежедневно высылались два вечерних патруля в центр города, а также в Ямскую слободу, Поповку и Солдатскую улицу. В базарные дни вооруженный патруль (10 человек) высылался также на площадь «для поддержания спокойствия и порядка».

Предпринятые меры давали свои результаты. Согласно сводке коменданта Кинешмы от 22 февраля, «в городе и окрестностях наблюдалось всё менее беспорядков». А в сводке от 25 марта констатировался «хороший порядок» и «отсутствие контрреволюционных выступлений».

Зато пришлось столкнуться с многочисленными «бандами и воровскими шайками», орудовавшими в городе. В марте была «произведена масса арестов воровских шаек», а также «обнаружено много браговаров» (самогонщиков). Все аресты производились при помощи красноармейцев. В результате произведенных обысков в милицию было доставлено несколько возов, наполненных «перегоночными аппаратами и перегонкой». Так, при обыске у гражданки Крайновой, произведенном вечером 21 марта патрулем из четырех красноармейцев, были найдены и конфискованы две бутылки перегонки, аппарат для ее производства, керосинка и ведро браги.

Таким образом, всего за два месяца разношерстный «революционный добровольческий отряд» превратился в серьезную военную силу. Не блистая идеальной дисциплиной, он оказался вполне боеспособным подразделением. В бурном 1918 году эти качества не раз пригодятся кинешемским красноармейцам для поддержания относительного порядка в городе и уезде. 

Егор БУТРИН, главный специалист  облархива

Поделиться

Комментарии

Комментариев пока нет

Добавить комментарий:

Имя:

Вы можете получать оповещения о новых комментариях — для этого просто зарегистрируйтесь на сайте или войдите.

Читайте также в рубрике «Дела архивные»

 

18+

Телефон: +7 (4932) 41-94-81

Email: ivgazeta@bk.ru
Реклама: igreklama@bk.ru
Подписка: igpodpiska@bk.ru

Нажмите Ctrl+Enter,
чтобы сообщить об опечатке