17 января 2018
ИВАНОВСКАЯ ОБЛАСТЬ ...

Телефон: +7 (4932) 41-94-81

Email: ivgazeta@bk.ru
Реклама: igreklama@bk.ru
Подписка: igpodpiska@bk.ru

Дела архивные 25 июля 2017, 16:50 762

Жены убивали умышленно, мужья – случайно

Бытовые конфликты между супругами и в XVIII-XIX веках, несмотря на патриархальные нравы, были явлением достаточно распространенным. Причем в качестве агрессора выступали как мужья, так и жены. В архивном фонде Шуйского уездного суда сохранилось немало судебных дел, свидетельствующих об остроте этих жизненных коллизий, зачастую трагически заканчивавшихся для обеих сторон.

Изрубила топором, спрятав тело в навоз

31 мая 1797 года крестьянин сельца Аладьина Андрей Васильев во время ловли рыбы обнаружил в озере Таковищах труп. Он был опознан как крестьянин сельца Таковца Николай Васильев. Жена утопленника, Мавра Осипова, была допрошена заседателем земского суда и чистосердечно призналась в содеянном.

23-летняя крестьянка показала, что убийство произошло ночью. Супруг в это время спал, а она пряла. «Изрубив мужа топором до смерти», крестьянка спокойно отправилась отбывать барщину на скотный двор. Самым трудным оказалось избавиться от тела. Наутро Осипова отпросилась топить избу и спрятала тело во дворе, зарыв его в навоз.

Лишь через пять дней ей удалось выпросить сани у крестьянина Тимофея Никифорова, отвезти тело на озеро и спустить в прорубь. Впрочем, ночевать в пустой избе ей было боязно, и она отправилась к крестьянке Катерине Васильевой. При этом на вопросы о муже убийца отвечала, что он ушел, а куда – она не знает. Позднее Осипова объяснила и причину убийства: в замужество она была отдана поневоле, а поскольку муж ее был стар, лет шестидесяти, то он «имел по молодости ее ко всем ревность, и ее почасту иногда без всякой вины бивал».

Избил в бане и пошел на свадьбу

Однако более распространенной была обратная ситуация, когда мужья становились виновниками смерти жен. 20 мая того же года в бане «якобы от внезапного случая» скончалась крестьянка деревни Горлицыно. Она уже была погребена, когда в вотчину прибыл староста Гурий Никитин. Он допросил ее мужа Потапа Яковлевича, который «без всякого пристрастия, будучи в робости» сознался в том, что побил жену в бане, но стало ли это причиной ее смерти, не знает. Забуслаев решил проучить жену «за знаемые им ее шалости и приносимые грубости». Побои он нанес «одними простыми руками» и не думал, что они приведут к серьезным последствиям. Жена осталась сидеть на лавке, а муж отправился гулять на свадьбу.

Возвращаясь домой, убийца встретил брата Степана, который и сообщил ему о несчастье. Жену притащили в дом, полагая, что «смерть ей приключилась внезапно». О своем «разговоре» с супругой в бане Забуслаев никому, естественно, не сказал. Никаких «боевых знаков» на теле не оказалось, да и свидетели показали, что прежде Забуслаев жил с женой «согласно». Поэтому его никто и не подозревал.

26 октября была проведена диковинная по тем временам процедура – вскрытие могилы с целью судебно-медицинского исследования тела. Однако результата она не принесла. На теле «ни в каких местах повреждения членов, и знаков, которые могли от побоев случиться», обнаружено не было, но при этом оно «почернело и позеленело», что препятствовало детальному исследованию. Это позволило оправдать мужа.

От боли жертва кусала себе руки

Другой подобный случай все-таки окончился для виновных наказанием. 21 ноября 1808 года крестьянин из Курьянова Евдоким Андреев направился вместе с братом Василием и женой Ириной на праздник к дяде жены. Когда они ночью возвращались обратно, между мужем и женой произошла ссора, закончившаяся смертью последней.

Со слов мужа, он сказал ей, «чтоб она воздержалась от прелюбодеяния, в котором была замечена неоднократно, в том числе и в гостях», на что получил ответ: «Я тебя не слушаю и никогда слушать не буду, а делать стану по-своему!» Такие «дерзкие слова» вызвали немедленный удар кулаком по голове. Однако жена не покорилась. Спрыгнув с саней, она сказала, что избивать себя не даст. «Рассердясь еще пуще», муж ударами кнутовища сбил ее на землю и, «заворотя ей сарафан», начал сечь ее плетью. От боли жена «кусала сама себе руки и кричала очень шибко». Крики разбудили брата, который и прекратил расправу. Но когда они вернулись домой, оказалось, что женщина мертва.

Отец братьев, Андрей Григорьев, «в беспамятстве» бросился за талицким священником, полагая, что тот успеет исповедовать умирающую, но Ирина уже скончалась. Сразу после этого староста и десятские взяли виновника под стражу. Тело было осмотрено штаб-лекарем. «Боевые знаки» оказались действительно страшными: всё лицо было окровавлено, на голове, на лбу и висках имелись большие опухоли «по грецкому ореху», руки искусаны так, что кожа висела лоскутами, вся спина, «седалище» и икры иссечены и распухли. Суд принял во внимание, что Андреев не хотел лишать жену жизни, поскольку «бил ее не таким орудием, от которого могла бы легко произойти смерть». Он был приговорен к сорока ударам кнутом и ссылке на поселение, а брат – к двадцати ударам плетью.

Пьяную супругу оттирал снегом

Еще один похожий случай произошел в селе Иванове. Ночью 21 апреля 1815 года крестьянка Матрёна Мякотина была обнаружена мертвой на собственном дворе. Осмотр шуйского штаб-лекаря показал, что из носа у нее шла кровь, а на левом виске было обнаружено два следа ударов тяжелым предметом.

Ее муж, Тихон Яковлевич, был немедленно допрошен и показал, что он ушел из дому утром, встретил двух соседей и отправился к своему брату Николаю, где их «угащивала» его жена. Посидев два часа, вся компания направилась домой к Тихону, где продолжила «угощение» пивом. При этом сидели выпивохи в горнице. Когда же после окончания застолья Тихон зашел в избу, то увидел свою жену лежащей на полу около лавки. Он потащил ее на двор, но сколько ни тряс жену, она не просыпалась. Тогда он решил объявить об этом десятскому, который и заметил кровь, текущую у нее из носа. Муж клятвенно утверждал, что никаких «боевых знаков» на теле не было, а «небольшое черное пятно» на виске является следом от недавнего ушиба.

Однако в итоге Тихон был уличен в противоречии и сознался, что, «будучи весьма пьян», события помнит смутно. Твердо знает лишь то, что вытащил жену во двор, «поелику и прежде случалось, что по причине ее пьянства оттираема была снегом». Все свидетели в один голос утверждали, что Тихон «жил с женой в любви и согласии», хотя она и вела себя «невоздержанно», очень часто напиваясь. Сколько ни пытались следователи дознаться об обстоятельствах смерти Матрёны, добиться им ничего не удалось: муж ни в чем не признался и «ясного доказательства» суд так и не получил.

 …Таким образом, убийства на бытовой почве не были редким явлением в России в XVIII-XIX веках. При этом, однако, модели поведения сторон в конфликтах серьезно различались. Если со стороны жен убийства, как правило, были предумышленными и имели достаточно веские причины (избиения, стремление освободиться от уз брака), то мужья зачастую действовали спонтанно, под влиянием момента, имея целью лишь «поучить» жену и не отдавая себе отчета в возможных последствиях. Причиной этого были серьезные различия в положении мужчины и женщины в патриархальном обществе.

Егор БУТРИН, главный специалист облархива
Газета № 58 (25.07.2017)

Поделиться

Комментарии

Комментариев пока нет

Добавить комментарий:

Имя:

Вы можете получать оповещения о новых комментариях — для этого просто зарегистрируйтесь на сайте или войдите.

Читайте также в рубрике «Дела архивные»

Лента новостей

Вся лента новостей
18+

Телефон: +7 (4932) 41-94-81

Email: ivgazeta@bk.ru
Реклама: igreklama@bk.ru
Подписка: igpodpiska@bk.ru

Нажмите Ctrl+Enter,
чтобы сообщить об опечатке